Даная Калиева: МЫ ЖЕРТВЫ партийной игры «Нур-Отана»

Непрекращающиеся преследования гражданских активистов и закручивание гаек всё больше отдаляют нас от обещанного президентом РК Касым-Жомартом Токаевым «слышащего государства», втаптывая последние надежды на перемены. Очередное уголовное дело заведено против гражданских активистов Маратом Турымбетовым и Данаей Калиевой, только за то, что они критиковали АО «Жилстройбанк» в социальных сетях, выражая недовольство деятельностью банка. Следствие каким-то образом притянуло за уши критику в адрес банка к режиму ЧП, и теперь над активистами навис дамоклов меч. Об этом и многом другом читайте в интервью с одним из фигурантов уголовного дела – Данаей Калиевой.

– В СМИ распространена информация, что по заявлению руководства АО «Жилстройсбербанк» возбудили уголовное дело против гражданского активиста Марата Турымбетова и вас. Расскажите, с чем это связано?

– Да, заявителем выступает «Жилстройсбербанк». Как нам стало известно, само заявление было подано еще 20 апреля 2020 года. В тот же день было возбуждено уголовное дело по ст. 274 УК РК (распространеие заведомо ложной информации). Однако все это время меня по этому заявлению никто не тревожил. Но буквально неделю назад, 20 июля, ко мне домой пришли с обыском. Собственно, тогда мы и узнали, что являемся фигурантами уголовного дела. Меня увезли в департамент полиции на допрос, где мне сообщили о моем статусе – свидетеля с правом на защиту.

– И что конкретно вам вменяют?

– Нам с Маратом Турымбетовым вменяют распространение заведомо ложной информации в период ЧП. Следствие утверждает, что 17 марта мы сделали репост на Фейсбуке, из-за которого ивозбудили уголовное дело. Хотя про «Жилстройсбербанк» и его дела я лично стала писать намного раньше, еще с января месяца.

– О чём вы писали?

– Мои посты касались чрезмерных трат на содержание банка. Не будем забывать, что «Жилстройсбербанк» является социальным банком и финансируется из бюджета. Поэтому расходы банка должны соответствовать его статусу.

– Кто-то еще фигурирует в уголовном деле и какое заключение дала экспертиза, которая усмотрела в ваших постах нарушение закона?

– Дело возбуждено в отношении трех лиц. Это я, Марат Турымбетов и неустановленное лицо, которое является пользователем социальных сетей под фейковым акаунтом. Он у нас в статусе «друга», но лично с ним мы не знакомы и не знаем его настоящего имени. Что касается проведенной экспертизы. Оказывается, мои посты, основанные на анализе государственных госзакупок «Жилстройсбербанк» являются – «побуждением к действию». В заключении экспертизы так и написано. Я никак не могу понять, каким образом я побуждаю людей к чему-либо в отношении этого банка. В ходе допросов следователи мне задавали вопросы про формирование негативного мнения о банке и его деловой репутации. Но по сути это находится в плоскости гражданско-правовых отношении. К тому же нет никаких доказательств того, что написанные в моих постах сведения являются ложными.Самое интересное, что дело ведет следователь Абдуллаев. Он принял заявление у банка и возбудил дело. Этот же следователь немногим ранее допрашивал меня по заявлению руководителя строительной компании BI-Group Айдына Рахимбаева. То есть, когда в мае месяце меня допрашивали по заявлению BI-Group, дело по «Жилстройсбербанку» уже было возбуждено. Но следователь Абдуллаев про это дело даже не намекнул.

– Вернемся к экспертизе. В чём был выражен нанесённый ущерб банку, произошел ли отток клиентов, вкладчики стали снимать свои накопления?

– В заключении написано – «… возможно, это нанесет ущерб деловой репутации банка». При этом заключение о деловой репутации банка пишет не филолог, а психолог.

– Как вы думаете, какое отношение репутация банка имеет к режиму ЧП?

– Следствие прицепилось к тому посту, после которого мы сделали репост, и который был написан спустя 4 дня после введения режима ЧП. Автором изначального поста как раз и является «неустановленное лицо», который фигурирует в нашем деле.В действительности лично моих постов было немного, и они касались государственных закупок банка, содержали вырезки из интервью Ермека Нарымбая, который ранее освещал тему деятельности банка.К примеру, я провела анализ, где обнаружила, что с момента прихода председателем банка Ляззат Ибрагимовой, которая ранее возглавляла Фонд «Даму», расходы банка значительно увеличилась. Если до её прихода на медицинское страхование сотрудников банка тралилось около 55 млн. тенге, то теперь эта сумма превысила 300 млн. тенге.

– Вам известно, с какими организациями заключались договора?

– Название компании не указывается, но известно, что большинство лотов банка были осуществлены одним методом из одного источника. Даже закуп канцелярских товаров был произведен этим способом, причем цены в технической спецификации были явно завышены. Вместо того, чтобы гоняться за гражданскими активистами, соответствующие органы должны бы заняться выявлением нарушений процесса госзакупок банка.

– Потерпевший в лице АО «Жилстройсбербанк» выдвигал к вам какие-либо требования? Может, банк хочет, чтобы вы принесли извинения либо написали опровержение?

– В нашем случае представители банка могли бы напрямую обратиться к нам со своими претензиями. Найти нас не проблема. Мы всегда на виду и ни от кого не прячемся. Банк имел возможность ознакомить нас с документами и убедить нас, что мы написали неверные сведения. Это обычная практика гражданеско– правовых отношений, когда можно использовать возможность досудебного урегулирования. А вот если бы мы их избегали, то они могли бы подать на нас в суд. Но ничего из сказанного не произошло. Сразу же написали заявление и возбудили уголовное дело с угрозой реального срока. Я убеждена, что все эти действия направленны только на одно – заткнуть и запугать гражданских активистов.Руководитель «Жилстройсбербанка» Ляззат Ибрагимова является не только председателем банка, но и согласно справки сайта Zakon.kz входит в состав политсовета партии «Нур Отан», у которых в августе этого года намечаются праймериз. К этому времени нужно «отключить» и позакрывать мешающие рты. Я не думаю, что мне дадут реальный срок, но запросто пару месяцев могут продержать в СИЗО, провести свой фейковый суд, который и судом то назвать сложно. Наложить на гражданских активистов кучу ограничений, дать им условный срок и тем самым держать под контролем – это стандартная схема авторитарного режима в борьбе с инакомыслящими.

– В ходе обыске в вашей квартиры были найдены взрывчатые вещества, оружие, экстремистская литература, оборудование для печати листовок, ведь именно такими наши власти представляют гражданских активистов?

– (Смеется) Изъяли телефон дочки, ноутбук и жесткий диск моего сына, а также несколько флешек. Как бы тщательно они ни старались в ходе обыска, ничего другого найти там было невозможно….Интересно, что в составе следственной группы были сотрудники управления по противодействию экстремизму. То есть, как вы подметили, для наших органов гражданские активисты больше воспринимаются как экстремисты. Они отрабатывают свой заказ. Однажды мне случайно удалось увидеть их «экстремисткий список», состоящий из гражданских активистов. Я успела разглядеть несколько строчек, где увидела данные в отношении недавно осужденного активиста Альнура Ильяшева, Санавар Закировой и Ержана Тургумбаева. Это только те, чьи фамилии я успела прочитать. Сам список был значительно больше, и это совсем не весело.Всё происходящее лично я связываю с тем, что Буыржану Байбеку нужно провести партийный праймериз «Нур Отана» максимально красиво. Так сказать, не ударить в грязь лицом перед елбасы и продемонстрировать, что «мальчик вырос».

– При всем имеющимся негативе АО «Жилстройсбербанк» помогает тысячам казахстанцев реализовать свою мечту и въехать в свои дома и квартиры. Ведь есть много других банков, аффилированных с семьей Назарбаевых, где тоже немало поводов для критики. Почему под ваш обстрел попал именно этот банк?

– У людей нет другого выбора, где действуют госпрограммы кредитования жилья. «Жилстройсбербанк» в этом сегменте – монополист. К тому же у них очень хитрые программы. К примеру, если вы хотите приобрести жилье за 16 млн. тенге, а у вас на руках своих только 8 млн. тенге, то вы получаете у них в кредит недостающие 50%. Но проценты вам посчитают за все 16 млн. тенге, из которых половина денег и так ваша. И как к этому можно относиться?!Но дело даже не в этом. Понятно, что если банк занимает монопольную позицию, то людям некуда деваться, и они вынуждены обращаться к ним. Дело в том, раз ты содержишься на бюджетные деньги, то и веди себя соответственно. Скромность и порядочность никто не отменял.В прошлом году мы – группа активистов присутствовали на общественном приеме, где представитель «Жилстройсбербанка» ознакомил нас с банковскими программами. Тогда я подумала — это просто замечательно, что столько семей смогут получить ключи от своих квартир. Но в начале этого года я прочитала материал в социальных сетях, где узнала, что банк обдирает людей. Тогда я стала глубже изучать реализовываемые программы и их условия и поняла, что действия банка – это откровенное хамство. Заставлять людей за каждую тиынку выплачивать %, а самим при этом жиреть – это, извините, наглость. Поэтому я возмутилась и написала несколько постов об этом.

– Как вы предполагаете, какие перспективы вам светят в связи с делом «Жилстройсбербанка»?

– Я думаю, что будет онлайн суд, который даст мне условный срок. Хотя допускаю, что могут какое-то время продержать в СИЗО. Это уже отработанная схема, и я к этому готова. Я предполагаю, что подобных уголовных дел в отношении гражданских активистов будет еще немало.

– Вы упомянули про праймериз «Нур Отана». На ваш взгляд, проглотит ли гражданское общество в очередной раз эту партийную театральную постановку, либо своим отношением и действиями клином втиснется в электоральную кампанию и потреплет нервы «нуротановцам»?

– История, как вы знаете, циклична. Всё это рано или поздно закончится. Нужно только понимать, чем закончится? Теперь уже не общество, а те, кто во власти, должны думать, что их ждет в будущем.Что касается общества, то оно вправе выбирать для себя любые действия. Хотите голосуйте, хотите бойкотируйте, хотите наблюдайте или выходите на митинги. Используйте все законные методы. В нашем случае все средства хороши. Полезно всё. Главное – не быть безразличным к тому, что происходит в нашей стране. Нельзя молчать!

– Вы и ваши соратники планируете предпринять что-либо на фоне праймериза?

– Скажу честно, до этого уголовного дела я ничего не планировала. Думала заняться своими домашними бытовыми вопросами. К тому же карантин, болеют и умирают люди. Собиралась пойти в волонтёры и внести свой вклад в дело оказания помощи заболевшим, поскольку переболела сама, и знаю, что такое Covid.К тому же я считаю, что праймериз это никакие не выборы, а партийные игры. Просто Байбеку и его шефу захотелось поиграть, вот и играются. До этого времени мне это не было интересно. А теперь мой интерес подогрели они сами.

– Карантин оголил все накопившиеся нерешенные проблемы в стране. Даже неловко упоминать, что не так давно мы называли себя азиатским барсом. Не последнюю роль в этом деле сыграла отрицательная селекция в системе госуправления. Что, на ваш взгляд, нужно предпринять, чтобы выправить ситуацию, и как вы оцениваете действия власти в лице президента Токаева в условиях пандемии?

– Начнем с господина Токаева. Он показал, что он не реформатор. Он всего лишь замыливает глаза. Он и не пытается изменить существующую систему. И это даже хорошо. Чем больше всё это будет продолжаться, тем быстрее нынешняя система себя изживет. Не нужно латать систему, которая и так развалится сама по себе. То, что Токаев пожурил того, этого уволил, другого назначил, все это лишь смена декораций. Сюжет остается прежним.Что касается системной проблемы – отрицательной селекций, то это очевидно. То, что делают власти, только злит народ. Мы же всё видим. Сколько денег было выделено на борьбу с пандемией. Сколько денег поступило в качестве гуманитарной помощи. Возьмем те же больницы, построенные компанией BI-Group Айдына Рахимбаева. Какой был в этом смысл? Ведь с самого начала говорили о необходимости переоборудования зданий и сооружений под временные больницы. Но нет, сперва построили больницы, а теперь начали переоборудовать «Халык Арену» под больницу. Нельзя было это сделать сразу? Зачем надо было тратить бешеные деньги?!Наши власти, даже в такой тяжелый для страны момент ведут себя, как мародёры. Никто никого не стесняется и продолжает разворовывать. Люди этого им не забудут. Сложно забыть, когда твой близкий умер или болел ребенок, а ты не мог найти ему лекарства, в то время, когда кто-то другой на этом наживался. Такие вещи не забываются.

– Кстати, чем закончилась ваша история с заявлением руководителя BI-Group Айдына Рахимбаева?

– После того, как пошла волна недовольства заступившихся за меня сограждан, он просто отозвал свое заявление. В той истории я также сделала копипаст материала одного из популярных телеграмм каналов в отношении строительства больниц. Таких репостов было тысячи, а заявление написали именно на меня. То, что Рахимбаеву позволили отозвать заявление, говорит о выборочном подходе нашей Фемиды. В других случая подобное невозможно, так как дело было возбуждено по тяжкой ст. 274ч. 4. Это еще раз доказывает, что в правовом поле Казахстана возможно всё. Меньше, чем за год, на меня три раза возбуждали дела по указанной статье.

– На фоне продолжающихся преследований гражданских активистов можно делать выводы, что президент Токаев не сдержал своего обещания относительно «слышащего государства»?

– Он и не собирался этого делать. О каком «слышащем государстве» может идти речь, когда чуть ли не каждый день сажают гражданских активистов?! Наша чиновничья элита никак не может понять и принять, что власть это не они, а народ. Они всего лишь нанятые менеджеры, а не помеченные Богом люди. Нужно избавляться от сакрализации власти.

– Относительно сакрализации. Думаю, что в Казахстане нет более сакрального места, чем Туркестан и мавзолей Ходжи Ахмета Ясави. Из распространённых в социальных сетях сведений следует, что рядом с мавзолеем Ясави идет строительство более величественного сооружения, которое якобы строится для елбасы. Как вы восприняли эту новость?

– В этом нет ничего удивительного. Была бы его воля, он бы как Ленин лежал в мавзолее, а люди поклонялись ему. А вот насколько сакральным станет имя Назарбаева в будущем, оставим для истории.Я бы лучше обратила внимание на сегодняшние действия власти, которые сами радикализируют людей. Я, мать троих детей, человек с высшим образованием доведена до такого состояния, что могу и силой ответить. Так дальше жить нельзя.

– Многие согласятся, что Россию и Казахстан объединяют авторитарные режимы. Но вряд ли у нас найдется аким, за которого люди вышли бы на улицы, как это происходит с губернатором Хабаровского края Сергеем Фургалом. Значит, какая-то разница все же есть?

– Начнем с того, что, несмотря на схожие авторитарные режимы, в России не так всё запущено. В России в отличья от нас мэров избирают, а у нас назначают. Поэтому люди вышли в поддержку чиновника, которого избрали сами. Несмотря на последние события с обнулением сроков президентства Путина и одинаковых системных проблем, россияне ушли вперед нас.Несмотря на это радует, что граждане Казахстана начали пробуждаться. Нас, гражданских активистов с протестными настроениями, становится все больше. Это легко заметить даже по родственникам, друзьям и соседям. Если буквально год назад многие из них говорили мне: «Зачем тебе это нужно, ты хочешь, чтобы у нас было как на Украине?», то теперь они мне говорят обратное – ты правильно делаешь, так больше нельзя.Поэтому пользуясь случаем, хочу через вашу газету передать месседж тем, кто пытается заткнуть нам рты. Это бесполезно. Пытаясь запугать гражданских активистов, вы запускаете обратный эффект. От ваших незаконных действий мы еще больше радикализуемся. В данном случае я имею в виду президента Токаева, партию «Нур Отан» и Байбека, начальника ДП г.Алматы Таймерденова, акима Сагинтаева. Я бы хотела им пожелать долгих лет жизни и крепкого здоровья. Я хочу, чтобы они дожили до суда.

-Спасибо за откровенное интервью! Желаю удачи!

Азамат Шорманханулы