Барлык Мендыгазиев: Режим применил против меня политику выженной земли

• Преследуемый казахстанскими властями бизнесмен, правозащитник и филантроп Барлык МЕНДЫГАЗИЕВ провел прямой эфир в социальных сетях и ответил на многочисленные вопросы пользователей. Наша редакция не осталась в стороне и тоже задала свои вопросы. О ситуации с уголовными делами против родственников и коллег бизнесмена, оказываемой им помощи гражданским активистам и многом другом господин Мендыгазиев рассказал на прямом эфире, текстовый вариант которого предлагаем нашим читателям.
 
Привет друзья!
Прошу прощения за моё отсутствие в социальных медиа, просто мне нужно было немного времени для срочной организации гуманитарной помощи семьям политических заложников режима Назарбаева, но теперь это уже касается моих близких родственников и моих коллег по работе и бизнесу.
Я всегда оказывал и продолжаю оказывать финансовую помощь по оплате штрафов и услуг адвокатов всем без исключения гражданским активистам и семьям политзаключённых Казахстана, которые попали под жесточайшие репрессии Назарбаевского режима. Но сегодня этот список политических заключённых и политических заложников пополнился и моим старшим братом Бекижаном Мендыгазиевым, моим коллегой по работе Бауржаном Джусуповым и бизнес-партнёрами компании «KSS» Натальей Даулетьяровой и Ринатом Баткаевым.
Все обвинения в якобы неуплате налогов и организации преступной группы – всё это выдумки исполнителей преступных приказов главы КНБ Карима Масимова. Ещё в декабре прошлого года Карим Масимов, передал мне угрозу через Бергея Рыскалиева с предложением публично раскаяться и отказаться от правозащитной деятельности. Задача Масимова – остановить мою работу над расширением правозащитной кампании в Евросоюзе и США о необходимости принятия персональных санкций в отношении Нурсултана Назарбаева, Карима Масимова и других функционеров нарушающие права и свободы граждан Казахстана.
Мой брат Бекижан и другие мои братья неоднократно обращали внимание международных правозащитных организаций на то, что следствие против них ведутся сразу шестью следователями из разных городов Казахстана: Астаны, Атырау, Уральска и Алматы.
Хочу обратить ещё раз внимание дипломатов и политиков ЕС и США, что эти обвинения послужат в будущем для того, чтобы уголовно преследовать по сфабрикованным делам и других правозащитников и активистов, которые получали финансовую помощь от меня и моего брата Бекижана. То есть это означает, что казахстанский режим будет и дальше пополнять списки политических заключенных. Верить режиму, их откровенному вранью про реформы и гуманизм становится уже просто неприлично.
Наталья Даулетьярова и Ринат Баткаев были показательно наказаны режимом и посажены на 7 и 5 лет только за то, что они рассказали, как следователи департамента экономических расследований требовали от них дать ложные показания против меня. Против Натальи даже применили пытки, чтобы оговорила себя и меня.
Крайне важно, чтобы мы как гражданское общество усилили своё объединение для борьбы за освобождение всех политических заключенных Казахстана. Чтобы такие, как Наталья не теряли свое здоровье и жизнь в зверской пыточной со времен СССР – женской колонии Казахстана. Сегодня её малолетние дети остались без мамы. Режим по сути применил против неё старый изощрённый метод устрашения в стиле НКВД.
Бекижан Мендыгазиев и Бауржан Джусупов содержатся также в СИЗО г.Атырау. Их увезли туда в нарушение всех прав, как можно дальше от их семей для изоляции, чтобы продолжить оказывать на них давление. Поэтому ваша поддержка и активность имеет большое значение для защиты их прав и условий содержания.
Вместе с коллегами-правозащитниками из группы «Активисты НЕ экстремисты» мы детально задокументировали все нарушения в отношении работников «KSS», членов моей семьи, так и других политических заключенных по сфабрикованным уголовным делам. Эти отчеты были направлены в международные организации, парламенты и правительства ЕС и США. Мне известно, что депутаты европейского парламента пытаются встретиться онлайн с политзаключенными, в частности с моим братом Бекижаном. Но пока режим Назарбаева предпочитает рассказывать им сказки про слышащее государство.
Поэтому я благодарен каждому, кто помогает через «Твиттер» писать грамотные комментарии и опровергать эту откровенную ложь режима, благодарен тем, кто продолжает выходить на протесты в защиту политзаключенных. Вместе мы будем приближать день освобождения всех политзаключённых Казахстана.
Меня часто спрашивают, сожалею ли я, что попал под репрессии Назарбаевского режима из-за поддержки гражданского общества Казахстана?
Нет. Я не сожалею!
Я продолжу и дальше поддерживать гражданское общество Казахстана, бороться с диктаторским режимом, просто потому что так меня научили мои родители, потому что так делали мои деды и прадеды, просто потому что я гражданин своей страны.
Моя задача помочь собрать твердые доказательства масштабных репрессий и преступлений режима Назарбаева против казахстанцев. На основании этих данных мы рекомендуем правительствам США, ЕС и Канады ввести персональные санкции.
Как вы знаете Европарламент поддержал эту рекомендацию. Поэтому вклад каждого казахстанца поможет нам приблизить день привлечения к ответственности Назарбаева, Масимова, Тургумбаева (министр МВД РК) и других исполнителей преступных приказов против мирных граждан.
Разумеется, прогнившая до основания система Назарбаева из-за страха введения санкций не придумала ничего, как просто взять членов моей семьи и близких в заложники. Всё это делается с одной лишь целью, чтобы остановить мою правозащитную деятельность в США.
Сегодня я хочу публично сказать Назарбаеву и Масимову и всем исполнителям их преступных приказов, что каждое новое насилие над мирными гражданами Казахстана только приближает неминуемый конец вашего режима и ответственность, которую вы понесёте за нарушения прав и свобод граждан Казахстана.
Ещё раз благодарю всех правозащитников и гражданских активистов за поддержку, за участие в челленджах и мирных протестах. Все это помогает опровергать пропаганду казахстанского режима о причинах заключения в тюрьмукак моих близких, так и всех политических заключённых. Спасибо большое всем кто был со мной здесь и сейчас!
Назарбаевский режим – это наша общая борьба и общая беда. Поэтому только вместе мы можем бороться против угнетения казахстанцев.
Консолидация гражданского общества против диктатуры Назарбаева очень важна. По сути, устроен государственный террор против гражданских активистов Казахстана, которые имея конституционное право критиковать власть и выходить на митинги, тем не менее попали под жесточайшие репрессии. От нашего объединения и гражданской активности зависит будущее наших детей и страны.
Вопросы пользователей Фейсбука:
• Следствие по делу Бекижана Мендыгазиева продлили?
– Да, к сожалению, как я сказал, Бекижан находится в СИЗО. Его задержание проходило незаконно, с нарушением прав человека и всех норм уголовного и процессуального права. Я думаю, что адвокаты сделают заявление. С юридической точки зрения я пока воздержусь от комментариев, это прерогатива адвокатов. Чтобы не навредить их адвокатской деятельности, и непосредственно Бекижану, Бауыржану, Наталье, Ринату и другим, которые сегодня заключены в тюрьмы. У нас есть возможность обжаловать их незаконное заключение, через подачу жалобы в кассационный суд.
По моему брату Бекижану у меня очень скудная информация. Я знаю, что его здоровье вызывает тревогу. Он и до своего заключения нуждался в постоянном лечении. Евродепутаты пытаются связаться с ним, узнать об условиях содержания и состоянии его здоровья.
Бауыржану Жусупову присудили пять лет лишения свободы по сфабрикованному уголовному делу. К сожалению, казахстанское правосудие не является независимым. Всё выполняется по указке генеральной прокуратуры, которая в свою очередь получает указания из Акорды, непосредственно из администрации президента Казахстана. Поэтому закон и судебная система в Казахстане не работают.
• Были ли еще попытки со стороны власти выйти на вас?
– Нет. Как я и говорил, у меня был разговор с Бергеем Рыскалиевым, через которого мне передали угрозы. Эти угрозы уже воплощаются в жизнь через репрессивную машину против меня и моих близких. Назарбаевский режим применил против меня политику выжженной земли. Репрессиям подвергли всех, кто когда-то со мной работал. Осуществляются методы запугивания в отношении сотрудников моей компании, бизнес партнеров, клиентов и близких родственников. Помимо моих братьев, власти пытаются привлечь к уголовным делам моих племянников, то есть детей моих братьев.
К сожалению, я не единственный в Казахстане против которого включили репрессивную машину. Таких примеров в нашей стране тысячи.
Как вы помните, все обыски с вооруженными ОМОНовцами больше похожи на бандитские налеты. Сфабриковали уголовные дела против моих старших братьев по каким-то кражам лошадей, Бекижану и вовсе подбросили пакет с марихуаной. Их грубая работа и незаконные действия отражают, что Назарбаевский режим боится, что они попадут в санкционный список, который мы готовим вместе с международными правозащитными организациями в отношении Назарбаева, Масимова и других функционеров. Репрессии, сфабрикованные уголовные дела, всё делается только для того, чтобы остановить мою работу по продвижению персональных санкции.
• Где содержится ваш брат Бекижан, можно ли оказать ему медицинскую помощь? Оказываются ли давление на членов семьи вашего брата?
– Мой брат находится в СИЗО г.Атырау. Члены семьи Бекижана передают ему необходимые лекарства, но этого недостаточно. Ему нужна стационарная медицинская помощь. Тюрьма есть тюрьма. Мы прекрасно понимаем реалии сегодняшнего Казахстана. Поэтому рассчитывать на отзывчивость со стороны властей не приходится.
Как я и сказал, уголовные дела открыты и находятся в подвешенном, можно сказать замороженном состоянии. Шесть следователей из разных городов ведут это дело. Что они там фабрикуют, известно только им. Все возможные процессуальные сроки давно истекли. Никто не соблюдал и не собирается соблюдать требования законов.
• Давно ли вы знакомы с Бергеем Рыскалиевым?
– Нет. Я не был с ним знаком. Как я говорил до этого, меня с ним познакомил Жанболат Мамай. Он же организовал мне встречу с Бергеем Рыскалиевым, о чем я подробно рассказывал, поэтому не хочу на этом зацикливаться. Об этом известно всему гражданскому обществу.
• Работает ли на сегодняшний день компания «KSS»?
– В данное время компания «KSS» работает. Но попытки её закрыть никогда не прекращались и продолжаются. Таким образом, власти пытаются сфабриковать новые уголовные дела. Проводятся бесконечные проверки, то есть идет методичное уничтожение «KSS». Несмотря на это, мы не сидим сложа руки. Работают адвокаты, чтобы опровергнуть все абсурдные обвинения в отношении руководства компании. Все их действия направлены на уничтожение компании, акционерами которой являются 117 человек.
В диктаторских режимах невозможно быть не только свободным гражданином, но и свободным предпринимателем. Такое невозможно.
• Где вы сейчас находитесь и почему бежали из страны?
– Я нахожусь в Соединенных штатах Америки, никуда не сбегал. Я веду борьбу с диктаторским режимом Назарбаева. Организованный мной 1,5 года назад правозащитный фонд «Freedom Kazakhstan Foundation» – «Свободный Казахстан» является моей главной идеей, которым я живу последние годы, чтобы сделать Казахстан свободным и демократическим государством. Чтобы мы и наши дети могли стать свободными гражданами своей страны, а не быть рабами и политическими заключенными в диктаторских режимах. Все диктаторские режимы одинаковы. Сегодня в таком же, как и мы, положении находятся граждане России и Белоруссии. В этих трех странах подавляется гражданское общество.
• Возможно ли принятие санкции против нашей преступной власти?
– Это возможно. Иначе мы бы не взялись за эту работу. Правозащитные организации Казахстана в тесном сотрудничестве с международными правозащитными организациями работают над этим. В эту работу привлечены политики ЕС и США. Это тернистый и очень долгий путь. К сожалению, списки политических заключенных и репрессированных казахстанцев увеличиваются. Поэтому идет рутинная работа по их обновлению. Но нарушителями прав и свобод граждан остаются одни и те же лица. Это Нурсултан Назарбаев, Карим Масимов, Ерлан Тургумбаев и др. Они составляют костяк режима Назарбаева. Наша задача добиваться установления справедливости. Мы продолжим свою работу.
• Почему в Казахстане усиливаются репрессии и слабеют протесты?
– Это естественный процесс. Я всегда говорил о том, что диктаторские режимы боятся потерять власть. Они живут в страхе, поэтому они ведут политику государственного террора в отношении собственных граждан. Это делается по причине того, что в действительности режим слабый. Они боятся и бьют по твоим близким людям. Других методов они не знают. Если вы заметили, гражданское сопротивление всё-таки взрастает, поскольку Назарбаев и его шайка давно потеряли свое доверие и легитимность. Они совершили много преступлений против Казахстана и её граждан. Так что по собственной воле они власть не отдадут. Поэтому консолидация гражданского общества очень важный процесс в борьбе с диктаторским режимом Назарбаева. Исторический факт – все диктаторские режимы падают, наш падет тоже. Репрессии против моей семьи – это показательное действие, чтобы запугать других. Но таким образом они только приближают конец режима. У нас только один путь, другого нет. Мы должны построить демократические государство, в котором соблюдаются права человека. Я одержим этой идеей.
• Без финансирования не будет изменений…
– Я согласен. Когда мы говорим про финансирование, то мы имеем ввиду пожертвования для наших активистов и политзаключенных. Гражданское общество должно консолидироваться таким образом. Поэтому лидер ДВК Мухтар Аблязов постоянно говорит в своих прямых эфирах, что таким образом нужно оказывать гуманитарную помощь гражданским активистам, которые попали под репрессивную машину. Каждый помогает, как может, исходя из своих возможностей. Это является вкладом в дело построения демократического Казахстана. Других путей нет. Только консолидация! Мы все осознали, что с диктаторским режимом Назарбаева нам не по пути. Будущего с таким режимом быть не может. Поэтому мы боремся вместе с вами, и ради вас!
• Барлык, какими будут ваши дальнейшие действия, если не секрет?
– Как я уже сказал, у нас только один путь! Это борьба с диктаторским режимом Назарбаева. Это режим, который уничтожает нашу страну. Это враги нашего народа. У меня нет секретов. Всё что я делаю, я делаю публично. Я открыто помогаю, я открыто заявляю, что являюсь сторонником ДВК. Я стал на сторону большинства, которые верят в системную борьбу с диктаторским режимом. Без системной борьбы и понятной платформы невозможно победить. Все диктаторские режимы очень коварны. Они идут на подкуп политиков ЕС и США. Только борьба! Поэтому всё, что я делаю, я делаю публично. Я рад, что мы вместе. Я знаю что бороться находясь в Казахстане очень сложно. Люди находятся под постоянным риском репрессии. Поэтому я не жалею, что встал в защиту гражданского общества.
Гражданских активистов обвиняют в экстремизме, хотя главные экстремисты сидят в Акорде. Главный экстремист – Нурсултан Назарбаев. Главный террорист – это Карим Масимов. Поэтому я буду делать все, что в моих силах. Работа фонда «Свободный Казахстан» – это мой вклад в поддержку гражданского общества.
• Вас хотят экстрадировать?
– Да, мне через Бергея Рыскалиева прямым текстом передали, что будут меня экстрадировать, возьмут моих родственников в заложники, что они уже и делают. Всё это делается только ради того, чтобы остановить мою правозащитную работу. Но я не боюсь этого режима и буду бороться с ним. Я не согласен с той участью, в котором находится казахстанское общество.
• Почему уходят активисты, почему ушла Камила Шоканова?
– Все гражданские активисты находятся под жесточайшим давлением бандитской системы, которую выстроил Назарбаев. Они применяют самые изощрённые, НКВД-шные методы в борьбе против собственных граждан. У всех есть семьи, и они хотят жить. Но они не хотят жить под игом диктаторского режима Назарбаева. Поэтому я благодарен всем гражданским активистам, даже тем, которых считают сдавшимися. Они сделали много для развития гражданского общества в Казахстане. Они находятся в таком же положении как и я. Их родственников берут в заложники, шантажируют и запугивают. Поэтому я нисколько не осуждаю гражданских активистов, журналистов и правозащитников, которые отошли. Они живые люди, у них тоже есть семьи. Это меня и мотивировало выступить в их защиту.
Если кто-то обратится в наш фонд за помощью, мы готовы помогать всем в силу своих возможностей.
• Насколько реально принятие персональных санкции?
– Все реально! Мир стал открытым. Невозможно спрятать все преступления. Назарбаевский режим пытается в ЕС и США доказать, что они открыты к обществу, хотя это далеко не так. Это вранье. То что мы можем рассказывать в социальных сетях невозможно скрыть. Наказание за их преступления будет неминуемым. Рано или поздно все режимы падают. Это может произойти под собственной тяжестью, внутренними распрями или под давлением гражданского сопротивления.
• Народ не выходит на массовые протесты. Как добиться персональных санкции?
– Да, эти вещи очень сильно зависят друг от друга. Преступления которые совершает назарбаевский режим – очевидны. Они лежат на поверхности. Об этом знают западные политики и институты. Все прекрасно понимают, гражданское общество Казахстана задавлено репрессивной машиной. Всё же работа по принятию персональных санкции ведется отдельно. Она применяется по факту нарушений прав и свобод человека. Было бы идеально, если гражданское общество массово вышло на улицы, как это произошло в Белоруссии.
У нас же идут тихие, закамуфлированные репрессии, которые напоминают времена НКВД, когда они приходили в дома граждан по ночам, вели допросы, шли на провокации. Поэтому такие вещи нужно освещать в социальных сетях. От этого многое зависит. Я убежден, все что мы делаем, делается не зря.
• Что вы скажете о судебном произволе в Казахстане?
– Это очевидно. У нас нет независимой судебной системы, зато есть судилище. Назарбаев лично приватизировал суды, прокуратуру и все правоохранительные органы. Они напрямую подчиняются только ему. В Казахстане приватизированы не только нефть и газ, но и суды. Ожидать каких-то изменений и реформ, как «слышащее государство» – это полный бред. На Западе это хорошо известно. Поэтому пропаганда назарбаевского режима там не пройдет.
Чем больше мы будем выступать в социальных сетях или проводить пусть даже одиночные пикеты, это будет работать в нашу пользу. Нам пускают пыль в глаза, что протесты угасают, но это не так. Протесты, прежде всего внутри каждого казахстанца. Потому что этот назарбаевский режим всем надоел.
Я всегда буду на стороне гражданского общества. Буду помогать его развитию. Мы обязательно добьемся смены диктаторского режима Назарбаева. Это наш единственный путь. Всё у нас получится, и мы обязательно победим.
Вопросы редакции «ДАТ»:
– После вашего интервью нашей газете, где вы упомянули имя Бергея, передавший вам послание Карима Масимова о необходимости покаяния, последовала ли реакция с его стороны?
– Нет, не было никакой реакции от Бергея Рыскалиева и быть не может, так как я сказал то, что было в действительности в нашем разговоре. Была лишь только нервозная реакция, но вполне логичная Акежана Кажегельдина в интервью Ермеку Нарымбай на его Ютуб-канале. Акежан Кажегельдин и Ермек Нарымбай неуклюже попытались отбелить Бергея Рыскалиева, что тоже очень даже логично.
– В том интервью, вы сказали, что со слов самого Бергея, Демпартия Жанболата Мамая финансируется Рыскалиевым. Естественно в своём комментарий нашей газете Жанболат отрицал данное утверждение. Если дело с финансированием этой партии обстоит именно так, то почему власти Казахстана не среагировали на то, что партия финансируется из зарубежа, тем более человеком, осуждённым в Казахстане за создание ОПГ?
– Я ещё раз публично подтверждаю, что Бергей Рыскалиев сам признался, что финансировал партию ДПК по крайней мере на тот момент. Что касается отсутствия реакции со стороны Акорды, то я уверен, что никакой реакции не последует в принципе, так как уверен, что и Бергей Рыскалиев находится в одной колоде карт у главного картёжного шулера Казахстана – Карима Масимова.
«DAT». 16.09.2021.