Азаттык выражает несогласие с запретом суда на освещение открытого процесса по делу об убийстве активиста

Азаттык не согласен с решением судьи специализированного межрайонного суда по уголовным делам Карагандинской области, который запретил присутствующему на открытом разбирательстве корреспонденту освещать процесс по резонансному делу о предполагаемом заказном убийстве гражданского активиста Галы Бактыбаева. Редакция считает запрет проявлением цензуры, которая запрещена Конституцией.

Азаттык убежден, что требование суда «не основано на законе и нарушает профессиональные права журналиста», противоречит общественному интересу читательской аудитории. «Просим исключить подобные действия. Журналист присутствует в суде и фиксирует ход заседания в интересах общества», — указывает Азаттык в заявлении, направленном в областной суд, Генпрокуратуру и министерство информации.

Участвующий в деле прокурор подал ходатайство о запрете публикаций в СМИ до окончания судебного следствия. Судья запретил писать об обстоятельствах дела и судебного процесса до завершения разбирательства. Как следует из письма Карагандинского областного суда, гласность ограничена «в связи с рассмотрением дела с участием присяжных заседателей… поскольку они [публикации в СМИ] могут повлиять на формирование предубеждения и определенного мнения у присяжных заседателей, а также оказывать воздействие на их мнение». Доводы журналиста о том, что информирование о процессе никак не может повлиять на мнение присяжных, поскольку эту же информацию они слышат сами в суде, межрайонный и областной суды и прокуратура не принимают.

В фонде защиты свободы слова «Адил соз», в которому обратился Азаттык, отмечают, что ограничение гласности в «интересах сохранения информационной невинности присяжных заседателей закон не предусматривает».

По словам казахстанского юриста Сергея Уткина, который проанализировал ситуацию с позиции законов, «налицо цель ограничения гласности, прямо не предусмотренная законом». Юрист обращает внимание на то, что законодательством предусмотрены только определенные способы ограничения гласности в уголовном судопроизводстве: рассмотрение дела в закрытом судебном заседании, а также ограничение фото-, аудио- и видеозаписи.

— На мой взгляд, в распоряжении судьи, который запретил журналистам публиковать любые сведения об уголовном деле и судебном процессе, явно усматриваются признаки правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 158 уголовного кодекса («Воспрепятствование с использованием своего служебного положения законной профессиональной деятельности журналиста путем принуждения его к отказу от распространения информации»), а в действиях и. о. председателя Карагандинского областного суда — признаки соучастия в указанном правонарушении, — говорит Уткин.

Юрист «Интерньюс-Казахстан» Ольга Диденко говорит, что ни закон «О присяжных заседателях», ни специальная глава уголовно-процессуального кодекса об особенностях рассмотрения дел с участием присяжных не содержат каких-либо требований о запрете публикации с целью предотвратить «формирование предубеждения и определенные мнения у присяжных заседателей».

— Журналисты не контактируют с присяжными заседателями для получения информации. Публикация общей информации в СМИ о ходе рассмотрения данного дела не окажет негативного влияния на мнение присяжных, которые должны рассматривать дело «самостоятельно по своему внутреннему убеждению, оценить обстоятельства дела и дать ответы на вопросы, которые будут поставлены перед коллегией присяжных заседателей». Напротив, публикация в СМИ информации будет демонстрировать публичность правосудия, беспристрастность и объективность, — говорит Диденко.

Генеральная прокуратура спустила направленное ей заявление Азаттыка о нарушении прав журналиста в областную прокуратуру, которая подготовила формальный ответ, перечислив доводы суда. Прокуратура ни разу не упомянула в своих ответах закон «О средствах массовой информации».

Министерство информации, ссылаясь на закон о СМИ сообщило, что «цензура запрещается» и «получение и распространение полученной законным путем любой информации в целом не запрещено». Также министерство указало, что пределы гласности в суде «определяет суд», а прокурор — на досудебной стадии (но в произошедшем инциденте суд ссылается именно на ходатайство прокурора о запрете публикаций. — Ред.). Как сообщает Мининформации, «важность в функционировании независимых СМИ в стране заключается в распространении оперативной, достоверной и объективной информации и качественных каналов ее распространения».

После полученных ответов журналист Азаттыка связалась с Верховным судом, сообщив о нарушении профессиональных прав и воспрепятствовании журналистской деятельности. Редакция совместно с юристами обжалует постановление областного суда в Верховном суде.


Радио Азаттык

https://rus.azattyq.org/a/31734345.html