Адвокат Балгабаева задаёт вопросы следователю

Допрос следователя Департамента Полиции г.Алматы #Кажибаев Гизата во время седьмого онлайн судебного заседания 24 августа 2021 года по политически мотивированному делу в отношении тринадцати гражданских активистов. Вопросы следователю задает адвокат Балгабаева Жанара.
 
Политзаключенный #Рахимжанов Ноян запрашивал решение о запрете «Коше Партиясы», но он его не получил.
Следователь Кажибаев Гизат сказал, что он отправлял запрос в прокуратуру и получил ответ, что «Коше Партиясы» было признано «экстремистским», и помимо этого был пресс-релиз Генпрокуратуры о решении Есильского суда о запрете «Коше Партиясы» и пресс-релиз был опубликован в СМИ. То есть следователь опирался на ответ и пресс-релиз прокуратуры, а само решение он не использовал, потому что у него решения суда, видимо, не было. Но он полагает, что этого достаточно.
Более того, следователь Кажибаев сам себе противоречит. Вначале он сказал, что затрудняется ответить когда решение о запрете «Коше Партиясы» вступило в силу, а потом сказал, что решение вступило в силу с момента признания суда (то есть с 19 мая).
А как он мог тогда вести дело, если самого решения у него, как выясняется, нет, он не знает точно когда оно вступило в силу? Более того, судебное решение о запрете «Коше Партиясы» не вступило в силу сразу, а только спустя месяц (который дается на апелляцию).
Адвокат Балгабаева спросила следователя что изменилось, на каком основании (какие новые доказательства появились), чтобы следователь поменял квалификация подозреваемого Нояна Рахимжанова со статей 182 часть и 405 часть 2 (с участника «экстремистской организации) на 405 часть 1 и 2 (став «организатором» и «участником экстремистской организации»). На что следователь ответил, что Ноян участвовал в телеграм чатах «Коше Партиясы», обсуждал митинг 6 июня.
Когда было начало «экстремистской деятельности»?, — спросила адвокат Балгабаева, раз следователь пишет, что «с целью продолжения экстремистской деятельности». Следователь сказал, что в материалах дела имеется.
А в чем была «корыстная заинтересованность» и «политический экстремизм», — спросила адвокат Балгабаева, на что следователь ответил, что не может ответить, но он сам написал это все (то что написано в обвинительном акте), добавив, что на основании собранных материалов, заключений экспертиз и его мнения.
Возвращаясь к моменту решения суда о запрете «Коше Партиясы», адвокат Балгабаева уточнила, что действия, описываемые следователем в отношении Нояна Рахимжанова, произошли до 19 мая 2020 года (когда было принято решение о запрете «Коше Партиясы»).
К примеру, 3 марта 2020 года, было опубликовано видео, в котором Ноян Рахимжанов призывал граждан присоединяться к движению «Коше Партиясы». Как он мог знать 3 марта 2020 года, что 19 мая 2020 года «Коше Партиясы» будет признано «экстремистским»?
На этот вопрос следователь отвечал, что ДВК было признано «экстремистским» в 2018 году, а ДВК превратилось в Коше. На что адвокат Балгабаева опять спросила, как ее подзащитный Ноян Рахимжанов тогда (3 марта 2020 года) мог знать о том, что «Коше Партиясы» будет признано «экстремистским» 19 мая 2020 года?
Видимо следователь Кажибаев полагает, что все имеют дар провидения и должны заранее знать о том, что произойдет в будущем.
 
Данияр Хасенов