234 уголовных дела и 9 подозреваемых. Кто пытал задержанных и почему они могут избежать наказания?

Сотни задержанных после январских событий сообщили об избиениях и давлении во время следствия. Спустя время власти возбудили 234 уголовных дела по статье «Пытки», но на сегодня задержано только 9 подозреваемых. Адвокат потерпевших говорит, что причастные к пыткам во время следствия могут избежать наказания. Почему?

«СПОСОБ СКРЫТЬ СЛЕДЫ ПЫТОК»

В Казахстане после январских событий возбуждено 234 дела о пытках задержанных. Об одном таком деле стало известно после жалобы алматинского фотографа Саята Адильбекулы. Он сообщил, что был задержан без всяких на то оснований и подвергся пыткам со стороны представителей властей в течение 17 дней содержания под стражей. Следствие по делу Адильбекулы продолжается уже более двух месяцев, однако личности подозреваемых до сих пор не установлены. Потерпевший утверждает, что многое в СИЗО, в том числе в самих камерах, изменилось до неузнаваемости.
 «15 марта меня привезли в СИ-18 (алматинский следственный изолятор), именно там меня избивали во время содержания под стражей в январе. Со мной были следователи и мой адвокат. Я заметил некоторые изменения сразу при входе на территорию изолятора. Во-первых, помню, что 8 января, когда сотрудники полиции доставили нас в фургоне и выталкивали при выходе, всех выстроили в ряд вдоль железной сетки, соединяющей два корпуса СИЗО. Сейчас этой сетки нет.

Также я не узнал коридор, по которому нас тащили после жестоких избиений. Некогда залитый кровью коридор был заново выкрашен, но стоял сильный запах краски. Заметно, что внутри камеры проводились ремонтные работы. Потом я попытался показать подсобное помещение за камерой № 259, где меня пытали, но дверь заварили сваркой, что ее нельзя было открыть», — рассказывает Саят Адильбекулы.

Он спросил сотрудника СИЗО, который находился рядом с ними во время следственных мероприятий, когда проводился ремонт. Сотрудник изолятора сказал, что работает здесь меньше месяца и не знает, как долго подсобное помещение стоит закрытым. Саят считает, что это способ скрыть следы пыток, которым подвергался он и другие задержанные, содержавшиеся в этом изоляторе после январских событий.

Азаттык обратился с запросом в учреждение СИ-18, чтобы узнать, когда был проведен ремонт. В администрации учреждения нам посоветовали обратиться с этим вопросом в департамент уголовно-исполнительной системы города Алматы. На момент публикации статьи ответ на наш запрос из департамента не поступил.

«ЗАЩИТИТЬ ВИНОВНОГО, СКРЫВ ЕГО ПРЕСТУПЛЕНИЕ»

Сказанное Саятом Адильбекулы подтверждает адвокат Галым Нурпеисов. В настоящее время он защищает права четырех подозреваемых в связи с январскими событиями. Один из них — активист Муратбек Есенгазы из села Бесагаш Алматинской области — подал жалобу на избиение 12 января в следственном изоляторе (ИВС). Нурпеисов говорит, что активиста, отказавшегося отвечать на вопросы без адвоката, десять минут били по правому бедру и почкам резиновой дубинкой.

— Есенгазы был избит 12 января. На следующий день я подал жалобу, но дело по статье «Пытки» было возбуждено более чем через десять дней, 24 января. В тот день я обратился с заявлением о признании Муратбека Есенгазы потерпевшим, проверке нахождения личного состава и документов в следственном изоляторе 12 января и проведении судебно-медицинской экспертизы. Мое заявление удовлетворили только 9 февраля. Следственные действия начались в тот же день, — говорит адвокат.

Во время очной ставки Муратбек Есенгазы узнал избивавших его двух сотрудников департамента КНБ по городу Алматы. Однако следствие пока не дает согласия на признание их подозреваемыми, говорит адвокат.

— Один избивал, другой отдал такой приказ. Есенгазы узнал их. На мое заявление о признании их подозреваемыми ответили только через месяц. В ответе говорится, что мое заявление не будет удовлетворено. Допрошенные Д. и Ж. не признаются в пытках Муратбека Есенгазы. У следствия нет доводов для опровержения их утверждений, говорят они, ссылаясь на статью 19 уголовно-процессуального кодекса о презумпции невиновности и делая вывод о том, что «сомнения, возникающие в связи с применением уголовного закона, должны разрешаться в пользу подозреваемого». Какие могут быть сомнения, если Есенгазы узнал избивавших его сотрудников, а оперуполномоченный управления полиции города Алматы подтверждает, что привез задержанного Есенгазы из Талгара в Алматы и передал его сотрудникам КНБ Д. и Ж.?! — говорит Галым Нурпеисов.

Адвокат считает, что следствие дает возможность избежать уголовного наказания преступникам, которые пытали людей.

— Сколько человек они избили, через их руки прошло не менее сотни человек. Если они избили человека в возрасте, как Есенгазы, то очевидно, что не щадили молодых людей. Однако сложно не только доказать сам факт пыток, но даже зарегистрировать его, — говорит Нурпеисов.

58-летний Муратбек Есенгазы вышел на свободу 27 января. Активист отрицает обвинения в «причастности к массовым беспорядкам». Уголовный кодекс предусматривает до восьми лет лишения свободы за такие действия.

СЛОЖНОСТИ С ДЕЛАМИ О ПЫТКАХ

Адвокат Галым Нурпеисов, известный как юрист, представляющий гражданских активистов, сейчас работает от общественного фонда «Қаңтар». Он предоставляет юридическую помощь гражданам, арестованным и привлеченным к ответственности после январской бойни. По его словам, в некоторых случаях невозможно возбудить дело несмотря на факт применения пыток.

— Мой подзащитный Бауыржан Есмурзаев работает парикмахером. 5 января ему позвонил постоянный клиент, и он пошел на работу в салон, расположенный по улице Абая в Алматы. Когда он вышел с работы, общественный транспорт уже не ходил, и он направился в сторону улицы Сейфуллина пешком. Тогда и попал под обстрел. Он был ранен, когда пытался одного или двух раненых посадить в проезжающую машину. Бауыржана доставили в больницу, а оттуда спецназовцы увезли его силой. Его доставили в отделение полиции и избили без объяснения причин. Особенность статьи «Пытки» в том, что должна быть конкретная причина. К примеру, пыткой считаются побои с целью заставить человека признаться в преступлении или запугать его. Однако Есмурзаев не знает, за что его так сильно избили, и ему никто не сказал и не объяснил. В настоящее время дело расследуется по статье «Превышение власти», а не «Пытки», — говорит адвокат.

По его словам, Бауыржану Есмурзаеву изначально было предъявлено обвинение в «теракте». Нурпеисов говорит, что следователи посчитали ранение после выхода из парикмахерской достаточным основанием для предъявления обвинения. Однако после жалобы адвоката было установлено, где был ранен Есмурзаев и кто с ним находился при получении ранения, а также нашлись свидетели, которые подтвердили, что 5 января он находился на работе. В результате обвинение в «теракте», выдвинутое против Бауыржана Есмурзаева, было заменено на «причастность к массовым беспорядкам». Однако адвокат с этим не согласен.

— Есть доказательства непричастности Есмурзаева к какому-либо преступлению, поэтому обвинения с него должны быть сняты, — считает Нурпеисов.

Бауыржана Есмурзаева освободили из СИЗО 18 марта.

Во время январских событий в Казахстане были задержаны тысячи человек, сотням предъявлены обвинения в «терроризме», «организации массовых беспорядков» и «незаконном хранении оружия». Многие задержанные жаловались на жестокие избиения и пытки, но лишь немногие были арестованы по факту пыток. 16 февраля Жанат Ешмагамбетов, глава комитета уголовно-исполнительной системы МВД, отрицал сообщения о пытках в ходе следствия. Позднее в Генеральной прокуратуре сообщили, что установлено и задержано девять сотрудников, подозреваемых в применении к задержанным недозволенных методов следствия (восемь сотрудников КНБ и один сотрудник полиции). 14 марта антикоррупционная служба сообщила, что по фактам пыток задержанных в связи с январскими событиями возбуждено 234 уголовных дела.

В результате пыток погибло не менее восьми человек.

Адвокат Галым Нурпеисов считает, что, если жалобы граждан не будут расследованы и не будут установлены факты пыток, а виновные не будут привлечены к ответственности, такие преступления будут повторяться.

Адвокат Галым Нурпеисов
Адвокат Галым Нурпеисов

— Поскольку восемь человек погибли в камерах предварительного заключения или СИЗО, думаю, власти привлекут к суду лишь нескольких сотрудников силовых структур, но большинство виновных в пытках отпустят и даже до суда дела не дойдут. Поэтому, если мы сейчас не поднимем этот вопрос, не найдем виновных и не накажем их, такая трагедия повторится в будущем, — говорит адвокат.

Нурпеисов считает, что власти нарушили соглашение с общественностью, Конституцию, в которой прописаны права и обязанности обеих сторон.

— Была нарушена статья 15 Конституции, когда был отдан приказ стрелять без предупреждения. В ней говорится, что никто не имеет права лишать человека жизни и что смертная казнь осуществляется только в соответствии с законом, то есть по решению суда. Даже если, скажем, разрешили стрелять по террористам, кто и как выяснял, что они террористы? — говорит адвокат.

Протесты, начавшиеся в начале января с митингов против роста цен на сжиженный газ в Мангистауской области, распространились по стране. Протесты в нескольких городах завершились кровопролитием. По официальным данным, погибли 238 человек (в том числе 19 сотрудников правоохранительных органов). Несмотря на требования общественности, власти до сих пор не обнародовали имена погибших в январской бойне. Правозащитные организации призвали допустить к расследованию январских событий международных экспертов. Однако президент Токаев заявил, что в этом нет необходимости.

На сегодняшний день по уголовным делам после январских беспорядков осуждено 168 человек. 17 из них заключены в тюрьмы. 135 человек, признавшие вину и возместившие ущерб, были приговорены к ограничению свободы и общественным работам. В настоящее время межведомственная следственная группа рассматривает 1090 уголовных дел, в том числе 44 по «терактам» и 47 по «массовым беспорядкам». Под арестом находятся 165 человек. На сегодняшний день в суд направлены дела в отношении 377 человек.

В начале марта в Генпрокуратуре сообщили, что в следственных изоляторах находится 701 человек. 199 подозреваемым заменили меру пресечения «содержание под стражей» на «подписку о невыезде», «освобождение под залог», «домашний арест» или «под личное поручительство».

Бауыржан Есмурзаев. Фото из личного архива

Активист Муратбек Есенгазы. Алматы, 7 декабря 2021 года

Саят Адильбекулы. Фото с его страницы в Facebook

Маншук Асаутай радио Азаттык

https://rus.azattyq.org/a/kazakhstan-january-events-torture-and-ill-treatment-by-the-authorities/31798219.html