15 суток ареста за освещение танцев на арбате и + 5 суток за поддержку всемирного протеста #BlackLivesMatter, или токаевская ослинная демократия.

18 июня мы увидели в сети как сотрудники полиций забрали в грубой форме Кайрата Кылышева с дома в тапочках, не дав ему переодеться в Алмалинское РУВД. Мы сразу поехали туда поддержать его.

Время было около 16.00. Собрались активисты около 30-40 человек. Буквально через 30-40 мин. С РУВД вышли около 15 сотрудников полиций. И выборочно, по приказу КНБшника в гражданке, полицейские похватали в грубой форме среди нас около 10 человек, и завели в РУВД. Нас поместили как всегда в разные кабинеты, начались опять допросы, которые продолжались до глубокой ночи, закончившееся незаконным онлайн судом. Моим адвокатом была Балгабаева Жанар. С момента задержания и до конца я отказался что либо писать и расписываться. Это был протест и единственным действием на тот момент что можно было сделать против произвола. По собранному делу полицейского в деле в отношений меня было всего 2 фотографий с субботажа. Где я шел по арбату с сыном 6 лет и то что снимаю на видеокамеру танцующих людей на арбате. Полицейский долго искал видео и ничего не нашел на своем телефоне против меня. Но не смотря на это меня незаконно осудили на 15 суток. Всех осужденных с суточным арестом спускали вниз в ,,обезянник,,. Последний суд был у меня, я спустился последним. В конечном итоге внизу нас оказалось 6 человек. И всем не разбираясь судьи по приказу КНБ дали ,,щедро,, незаконно по 15 суток. Это Кайрат Кылышев, Марат Курбанов, Ермек Казиев, Асхат Жексебаев, Бакдаулет Алибеков, и я, Султанов Абайбек. После мы там начали кричать,- Бостандык. Нас разделили, Кайрата Кылышева, Марата Курбанова и Ермека Казиева псадили в один автозак, и Асхата Жексебаева, Бакдаулета Алибекова, и меня Султанова Абайбека посадили в другой автозак. У Алибекова Бакдаулета в кармане остался телефон после суда и мы им вышли в прямой эфир на фейсбуке. Можете посмотреть в ФБ у него. После нас Тайно вывезли из задних ворот Алмалинского РУВД. Два автозака в каждом по 6-7 человек полицейских и в сопровождений еще двух частных автомашин и людей в гражданском, сотрудников КНБ, которые руководили всем процессом. Далее нас возили в несколько больниц и центр судебной экспертизы. Где заставляли раздеться, чтоб убедиться есть ли ссадины. Я категорический отказался раздеваться, и поднимал шум везде, говоря что данный врач участвует в преступлений. После моих слов врачи выгоняли со своих смотровых кабинетов меня и сотрудников полиций и кнб. Также я отказался сдать анализы на каронавирус в институте вирусологий в районе парка Горького. После вывели меня на улицу и в начале уговорами, после угрозами вынуждали сдать анализы на каронавирус. Угрозы и уговоры продолжались около получаса. Капитан ведущий мое дело оправдывался когда мы оставались наедине, что он не причем, что он выполняет приказ начальства и КНБ. Далее нас возили почти всю ночь и привезли как мы узнали потом в ИВС Илийского РУПа (районное Упаравление Полиций. Заводили по одному как особо опасных преступников. КНБ шник давал указания принимающим сотрудникам ИВС. Принимающие при сотрудниках полиций и сотруднике КНБ тоже пытались раздеть чтоб убедиться есть ли у меня на теле ссадины, я также отказался. На что сотрудник ИВС в гражданке начал пугать -Карцером. После я узнал что принимающий в гражданке по званию капитан полиций, и является сотрудником отдела Криминальной полиций Алдабергенов Марат. У меня забрали ремень и изрезали и испортили обувь, якобы снимая декоративные шнурки. Этой ночью меня поместили в камеру с 5ти адм. арестованными. Выдали матрац, подушку и одеяло. Все постельные принадлежности старые, порванные, грязные. Воняют,- гнилью. Постельное белье не иметься. Кровати железные изготовленные кустарным способом. Изготовленные из тонких железных 2-х сантиметровых пластин в виде сетки. Матрацы проваливаются в эти сетки и невозможно спать. Это тоже называется пытками.

Большинство времени нашего присутствия в ИВС мы, Асхат Жексебаев, Бакдаулет Алибеков, Султанов Абайбек были помещены в одиночных камерах.

В большинстве камер не работает слив воды для унитаза, арестанты набирают в руки воду и таким способом сливают после использования туалета. Таким способом не промывается унитаз от (грязи) и экскрементов. Антисанитария полнейшая. Бывает на 12 часов отключают воду. Вентиляция не работает. В камере бывает нечем дышать. Также ни в одной камере нет столов для принятия пищи. Арестанты принимают пищу на бетонном полу. Так как слив воды не работает и унитаз находиться выше бетонного пола вся грязная вода сливается на бетонный пол где арестанты принимают пищу и передвигаются. Там буквально 2-3 квадратных метров в каждой камере для передвижения. Здесь нарушение прав человека и унижение человеческого достоинства. Также считаю это пытками.

Ни в одной камере находящийся там унитаз не огражден. Все сокамерники видят как испражняется (какает) их сосед по камере. Также над унитазом установлена видеокамера, через которую наблюдают за арестантами, не исключаю что она снимает того кто сидит на унитазе. Также в таких условиях находятся женщины. Считаю что такие условия это унижение человеческого достоинства и пытками.

Периодически через день по утрам бывают проверки из 6-7 сотрудников РУПа. Всех арестованных с камеры выводят в коридор и ставят лицом к стенке, руки на стенку, ноги на ширине плеч. Говорят фамилию, где ты должен повернувшись сказать свое имя. В это время другие проверяющие полицейские переворачивают твою постель и личные вещи. Мы отказались сразу от таких процедур, крича на весь ИВС что,- это токаевский ослинная демократия, что это цирк токаева, назарбаев враг и.т.д. В отношений нас сразу прекратились такие проверки, нецензурная брань и бандитский сленг у сотрудников ИВС уменьшился а после публикаций про данное ИВС Людмилы Козловской Президента правозащитного фонда @opendialoguefoundation LyudmylaKozlovska вообще прекратился. Также прогулки стали продолжительными, раздали ,,антисептики,, (воду разбавленную со спиртом.)

На наши вопросы о,- Распорядке дня, сотрудники говорят что Распорядка дня у них нет.

Считаю что бандитский сленг и нецензурная брань исходит примером от Министра Внутренних Дел Тургумбаева Ерлана. Матеряться в основном сотрудники полиций, и называют себя бандой тоже высший офицерский состав из сотрудников полиций, которое мы видели в соцсети. Во второй день к нам пришел начальник РУПа после наших протестов узнать как у нас дела. Я перечислил десятки замечаний и нарушений. Он дал задание своим подчиненным и удалился. Почти ничего не было выполнено. Сценка начальника РУПа напомнило назарбаева в миниатюре. После невыполнения наших замечаний мы потребовали к себе начальника РУПа Куштибаева Марата. и начальника ИВС Алимбекова Думана. Но как ни странно они оба вышли на больничный, и пришли обратно на работу когда мы вышли с ИВС. 30 июня к нам приехали наши адвокаты и правозащитники с КМБПЧ. Нам об этом сообщил зам начальника по оперативной работе Сагындыков Нурлан. Он был назначен исполняющим обязанности начальника РУПа Куштыбаева Марата. На нашу просьбу и требования встретиться с правозащитниками и адвокатом Сагындыков Нурлан отказал. Ссылаясь на отсутствие полномочий. Считаю действия Куштыбаева и его заместителя халатным отношением к своей работе, и нарушением прав человека.

В первый день пребывания у меня спросили,- что я умею делать? И какая у меня профессия? После я понял зачем задают всем такой вопрос. Многих арестантов пугая Карцером заставляют работать. Со слов арестантов с других камер они сделали ремонт в РУПе (Районном Управлений Полиций) Илийского района. На 1-ом и 2-ом этаже были произведены покрасочные и косметические работы. Я видел как административно задержанные с 4ой и с 6 ой камеры уходили и поздно вечером приходили с работы грязные измазанные краской. На мой вопрос какое у них наказание арест или принудительные работы, они отвечали что у всех арест по постановлению суда. Также арестованные моют полы, моют посуду, разносят еду. И я считаю что принуждение административных арестованных на работы это преступление которое совершает руководство РУПа. Опять видим нарушение прав человека, коррупцию. Все работы которые делают арестанты должны производиться компаниями через госзакупки, оплачиваться с государственного бюджета. Куда уходят деньги на ремонт зданий?

Здесь часто пугают всех, — Карцером, и мне было интересно что находиться в Карцере? Чем он отличается от Камеры где мы сидим? И я спросил у дежурного, чем отличается Камера от Карцера? На что он ответил,- что только присутствием в Камере кровати. Выходит что мы все арестанты находимся в Карцере на Бетонном Полу. Считаю что из за бетонного пола у многих на 7-8 день болят почки. Это я считаю умышленным причинением вреда здоровью и

— Пытками. Зимой влияние бетонного пола еще вреднее.

Еда в ИВСе отвратительная, как сказал Асхат, он кормит свою собаку лучше чем в этом ИВСе. Меню,- Завтрак,- одно яйцо, 10-15гр масло сливочное, кусок хлеба, кипяток. Обед,- тесто или кусок капусты на воде, кусок хлеба, кипяток. Ужин,-каша на воде, кусок хлеба, кипяток. Часто даже такая еда не хватает арестованным, кто возмущается им закрывают кормушку (окошко в двери,для передачи еды) после закрытия окошка, тяжело дышать в камере. Все это я считаю пытками. Асхат Жексебаев в основном отказывался от еды и сидел на воде и на передачках. От такой еды и антисанитарии в камере у многих была продолжительная диарея. Врач ИВС который приезжал по вызову давал препарат,- левомицетин. Аналгина у него не оказывалось. Даже у фельдшеров скорой помощи в Илийском районе не нашлось препарата,- аналгина, которых вызвали арестанту в соседнюю камеру.2-го июля 2020г. Прошли еще одни незаконные суды. Где при незаконченном административном аресте в ИВСе, нас опять незаконно осудили на 5 суток, и продлили срок ареста. При этом осудили за 6 июня. На мой претензий почему когда нас судили за 13 июня, не предъявили за 6 е июня? к тому же за субботаж 13го и за 6 июня в парке Ганди ведется дело Алмалинским РУВД. Не на один вопрос судья не ответил. Тем более 6 июня 2020 года были митинги озвученные Ж. Мамаем и разрешенные. Сейчас я узнал что ни Мамая, и никого с его команды не осудили за 6 июня. Я полагаю нас незаконно осудил еще на 5 суток ареста чтоб мы не высказывались на день рождение назарбаева.

В первый же день я потребовал позвать дежурного прокурора, который пришел в гражданской одежде. На мой вопрос,- почему без формы? Может ты бандит? Он ответил что был на выезде, где был труп. Я спросил что ты резал труп или трогал? Он не смог ничего ответить. Об этом я тоже написал в жалобе. Где дежурному прокурору объявили строгий выговор за одежду. В общей сложности с написал 4 жалобы в каждой до 10ти замечаний. На мой 2 жалобы ответили, тем что отписали в ДВД Алматинской области. Одну жалобу потеряли. На одну не ответили. Зачем нужна прокуратура которая занимается отписками. По Илийскому району 18 прокуроров. Мой требования позвать прокурора района остались без ответа. Дежурные прокуроры ничего не решают. В нашей стране нет справедливости и пока мы не поменяем существующий диктаторский режим мирным способом у нас ничего не поменяется.

В данном ИВСе мы были свидетелями системного нарушения прав человека и системного унижения человеческого достоинства в добавок с пытками.Обращаюсь ко всем международным правозащитникам, евро депутатам и лидерам демократических стран, публично призвать президента Токаева соблюдать подписанные Казахстаном международные обязательства по правам человека. Также прошу применить персональные санкций в отношений КНБКаримМасимов, МВДЕрланТургумбаев, ГенпрокурорГизатаНурдаулетова.

Выводы этого поста.

1. «Это написано не для жалобы, а показать Вам, что на моем месте вы, народ, можете оказаться. Любой из вас. И вы можете столкнуться с этими условиями содержания, если мы не исправим ситуацию вместе. Не оставайтесь в стороне.

«2. Такие условия содержания в ИВС е (Изолятор Временного Содержания). А что происходит в тюрьмах и исправительных колониях!?

Султанов Абайбек